Объятия смерти (Моя история о решимости, доминировании и выживании) - Брок Леснар в соавторстве с По


Начинаем публикацию биографии Брока Леснара. Думаем, что прочитать будет полезно всем без исключения...

Итак,

Посвящается

Жене Рене и моим детям Мие, Турку и Дюку.

Вы для меня – причина делать то, что я делаю.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Объятия смерти

Вот уже семнадцать месяцев надо мной нависали черные тучи. По мелким крупицам я завоевывал репутацию настоящего спортсмена, желая отмыть с себя клеймо рестлера. Все, что я должен был сделать – это размазать Фрэнка Мира по полу, но вместо этого я допустил глупую ошибку и попался. Подобные вещи случаются в жизни, но только не со мной. Я отдал победу человеку, который ее не заслуживал и который никогда не будет стоить и половины меня.

Итак, в течение семнадцати месяцев я ждал.

В течение семнадцати месяцев я представлял, что будет в реванше.

В течение семнадцати месяцев я не мог дождаться, когда дотянусь до этого парня снова и покажу ему, своей семье, всему миру и Богу, на что я способен.

И когда ожидание закончилось, я сделал все, о чем мечтал. Я избил Фрэнка Мира до полусмерти, опрокинув его на землю и настучав по роже так смачно, что рефери пришлось остановить бой.

Я не только стал неоспоримым чемпионом UFC в тяжелом весе, я выбрался из-под темных туч, которые были надо мной все последнее время.

Я был счастлив. Я нашел свое истинное призвание. Я был с женщиной, которую любил, и с которой намеревался провести всю жизнь. Я переехал поближе к родителям и преподнес им дар. Моя жена только-только родила нашего счастливого, здорового мальчика Турка.

Жизнь была не просто хорошей, она была прекрасной. Лучшей, чем когда либо прежде. Я никогда не был более счастливым.

Но вскоре я оказался на грани смерти.

Что со мной случилось, черт возьми? Я мечтал о том, чтобы брать с собой детей на охоту и рыбалку. Я хотел отвечать своей жене благодарностью за всю ее любовь и поддержку. Я хотел надирать задницы, править миром ММА и быть Крутейшим Чуваком На Планете.

И в мои планы точно не входило умирать, вытянувшись на койке в какой-то больнице, будучи окруженным кучей докторов, которые не способны определить, что со мной, потому что не могут починить рентген-аппарат. Еще не постановив диагноз, они уже собирались кромсать меня скальпелями.

Удивительно, что может происходить в сознании человека, когда он попадает в объятия смерти.

ЧЕМПИОНСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Я хочу, чтобы вы поняли одну простую вещь. Кто я, что я, где я – всем этим я обязан своим родителям.

Если родители хотят, чтобы их ребенок преуспел в спорте, они должны давить на него, хочет он того или нет. Некоторые дети справляются с этим давлением и вырастают в соответствии с родительскими ожиданиями. Некоторые же не справляются и терпят провал.

У меня не было выбора. Я обязан был преуспеть.

Я родился талантливым и атлетичным – это был Божий дар. Но многие талантливые спортсмены так и уходили в безвестность. Что отличало меня от них? То, что мои родители, как и все остальные члены семьи, больше чем кто-либо готовы были идти на жертвы ради меня.

Меня окружало много людей, которые помогли мне на пути к вершине, однако мать и отец вложили в это наибольший вклад. Я не был рожден с серебряной ложкой во рту. Я не рос таким, каким представляют меня многие: избалованной звездой спорта, которого в школе готовы были целовать в зад.

Нет, я вырос в бедноте, на молочной ферме в Южной Дакоте, и я должен был трудиться, чтобы чего-то достичь. Многим моим друзьям не разрешалось играть в спортивные игры или вообще участвовать в каких-либо спортивных после-школьных мероприятиях. Они были детьми фермеров, и хозяйство занимало в их жизни первое место. Мы также были фермерами. Но родители позволили мне заняться борьбой, когда мне было всего лишь пять лет. Как и все прочие, я доил коров и удобрял землю, но никогда не пропускал тренировки.

Родители поощряли мое участие в любых, каких только можно, турнирах, потому что хотели, чтобы я привык к конкуренции. Насколько я сейчас помню, уикенд всегда означал турнир по борьбе. Частенько вспоминаю, как я садился на заднее сиденье нашего семейного автомобиля и часами наблюдал, как поля уносятся вдаль, и гадал, где они заканчиваются.

На тренировки, матчи и турниры меня возила, в основном, мама, потому что отец вынужден был оставаться работать на ферме. Они старались делать это всегда, но иногда мне приходилось ездить с другими семьями или с тренером. Но как бы я ни добирался, моя работа была побеждать.

Мать не принимала оправданий. Если я проигрывал, это была моя вина. Я не мог свалить все на судью или обвинить товарищей по команде в том, что они подвели меня. Был только я и другой ребенок на мате. Один победитель. Один проигравший. Результат зависел от меня и только от меня.

Когда я проигрывал матч – а это случалось время от времени – я слышал: «Прими это. Признай это. Садись в машину, поехали домой». Комментарии моей матери всегда были краткими и одинаковыми. «В следующий уикенд будет другой матч. Если тебе не нравится чувство поражения, то в этот раз выйди и победи. Кем ты хочешь стать в этой жизни? Человеком, который чувствует себя хорошо, потому что выиграл? Или человеком, который чувствует себя, как ты сейчас, потому что проиграл?

Мама была довольно строгой, но это оказалось самой лучшей вещью для меня. Возможно, иногда она казалась бессердечной, но у нее было достаточно любви ко мне, чтобы заставить меня желать побед. Точно так же, как не было криков в случае моих поражений, не было и праздников в случае побед. Вместо этого мама просто говорила: «Хорошая работа, Брок. Теперь садись в машину и поехали домой. Ты победил. Это то, что ты и должен делать».

С папой было то же самое. Если я выигрывал, он говорил: «Хорошая работа». В случае же проигрыша он наказывал тренироваться усерднее и победить в следующий раз. Вот так это было. Поражение не рассматривалось как вариант.

Оглядываясь назад, могу сказать, что это был единственный верный путь. Борьба – это конкуренция. Как и жизнь. Даже будучи ребенком, я шел на каждый турнир лишь с одной целью – победить. Родители не ждали меньшего, и настраивали меня никогда не соглашаться со вторым местом. И я не соглашался.

Никогда не забуду, как расстроилась мама, когда я проиграл в четверть-финале Национального турнира по борьбе начального колледжа. Это был мой первый год в «Бисмарк Стейт Колледже», что в Северной Дакоте. Она действительно хотела, чтобы я превзошел остальных. Она хотела, чтобы я не просто реализовал весь свой потенциал, но чтобы я сделал нечто сверх этого. Она знала, что спорт был моим призванием, и что я мог преодолеть себя больше, чем кто-либо еще. Так почему мне не стать номером один? В ее понимании, не было причин, по которым я не должен был стать лучшим, а потому у нее даже в мыслях не было, чтобы я позволил себе думать, что второе место – это «нормально».

Конечно, мама давала жесткий толчок к победам. Во мне она видела страсть. Она видела, что я был прирожденным бойцом. Она хотела, чтобы я реализовал в себе как можно больше своих природных инстинктов. Я был ее последним сыном.

Я был третьим из четырех детей, и мне неудобно перед своими братьями, потому что основное внимание уделялось именно мне. Два моих старших брата, Трой и Чэд, были, безусловно, выдающимися атлетами, однако они не выбрали своей карьерой спорт. Прошло время, и они стали известны как братья Брока. Моя бедная маленькая сестра, Брэнди, также была прекрасной спортсменкой. Она блистала в баскетболе, волейболе, шорт-треке, да и в любом другом спорте, который выбирала. Но не важно, насколько она была хороша, она по прежнему вынуждена жить в тени своего большого брата Брока.

Не стану лгать. Быть в центре внимания не так уж и плохо. Но есть и минусы. Мне постоянно приходилось ощущать давление. Но вот что отличало меня от других: я принимал любые вызовы.

Еще в юном возрасте я выработал в себе внутреннюю уверенность, и она при мне до сих пор. Не знаю, что это: эго, отношение к жизни, высокомерие или что-то еще. Что бы это не было, оно работает на меня.

Насколько я сейчас могу вспомнить, именно моя уверенность всегда являлась причиной того, что я являлся стержнем нашей семьи. Мне было комфортно быть человеком, от которого зависели люди. Мой путь всегда был таким. Я по-прежнему стараюсь заботиться о маме с папой, и я всегда стараюсь быть уверенным, что остальные члены моей семьи не нуждаются в заботе. Да, я таков. Эта моя вечная ответственность – присматривать за людьми, которых я люблю.

В то же время, я знаю свой лимит. Я знаю, что я не совершенен. Я знаю, что могу, но что более важно, я знаю, чего не могу. Когда я чего-то не знаю, я окружаю себя людьми, которые способны научить меня этому и которым я могу доверять.

Очень часто можно видеть атлета, который сам для себя – худший враг. Он не может оставить свое эго за дверью, когда идет в спортивный зал или на игровое поле. Никто ничего не может ему сказать, он не слушает советов. У меня никогда не было такой проблемы. Любой тренер, который когда-либо имел со мной дело, начиная с детского сада и колледжа и заканчивая моей текущей тренерской командой по ММА, согласится: я всегда прислушиваюсь к нему.

Сегодня я понимаю, насколько важно иметь хороший тренерский штаб. Великий атлет нуждается в тренерах, которые могут увидеть ошибки, исправить несовершенства, указать на вещи, иногда кажущиеся очевидными, и мотивировать. Спортсмен слишком много думает о грядущем выступлении и не всегда может заметить то, что для тренера очевидно.

Мне с великими тренерами везло всегда, начиная с Джона Шайли, работавшего со мной с детства и до высшей школы, и заканчивая Робертом Финнесетом, учившим меня в начальном колледже, а также Марти Морганом, тренером времен учебы в Миннесотском университете и человеком, тренирующим меня сейчас. Особый вклад внесли двое последних.

Мама была уверенна в том, что природа борцовского спорта заставляет учиться на своих ошибках, и она была права. В борьбе ты можешь сегодня выиграть турнир, а завтра на тренировке проиграть парню со скамейки запасных, который к тому же на весовую категорию ниже тебя. Вот почему борьба – очень болезненный спорт, и почему она преподает один и тот же урок, который повторяла мама, снова и снова.

Каждый день, проведенный с родителями или в спортивном зале, был напоминанием. Я несовершенен. Я всегда могу допустить ошибку. Одна ошибка может стоить всего. Одна простая, глупая погрешность (подобно той, что была допущена в моем дебютном бою в UFC против Фрэнка Мира) может стоить того, чтобы превратиться из чемпиона в лузера. Как только ты начнешь думать, что слишком хорош, что не можешь оплошать, всегда найдется тот, кто докажет тебе ошибочность такого мышления.

Но у меня были мать и отец, они всегда были за моей спиной. Если бы не их вера в меня, не их жертвы ради меня, вы бы не читали эту книгу. Они – самые преданные мои фанаты, а я – их.

БОРЬБА ЗА СВОЕ БУДУЩЕЕ

Быть фермером – это та жизнь, которая приносит мне удовольствие, и в которой я вижу себя, когда подойдет к концу моя бойцовская карьера. Сейчас я занимаюсь фермерством, потому что сам выбрал это, а не потому, что это единственное, что я умею. Ферма для меня – не обуза. Я сам хочу быть здесь. Но так было не всегда.

Когда я только начинал учиться в высшей школе, я желал такого будущего, в котором было что-то еще, кроме доения коров и езды на тракторе. Тогда я думал, как бы избавиться от этих обязанностей,

Как раз в то время, когда я об этом размышлял, в нашей школе появился вербовщик Национальной гвардии. Мой папа состоял там, так что я рассудил, что он не станет возражать, если и я подпишусь туда. Фактически, его я даже не спросил. За меня просто расписалась моя мама.

И вот он я, семнадцати лет, на пути к Форту Леонардвуд, Миссури. Замечу для галочки, чтобы каждый, кто это читает, смог понять: эти девять недель, что я провел в Национальной гвардии тем летом, изменили мою жизнь. Вместо меня домой вернулся совершенно другой человек. Лучший, чем был.

Проблема была в том, что я намеревался вступить в отряд по снабжению артиллерии. Мы работали со взрывчатыми объектами, которые маркировались красным и зеленым. Меня такая работа устраивала. Но после теста на зрение, который показал, что я дальтоник на красный и зеленый цвета, я был назначен на службу в штабе. Вы можете представить меня, сидящего своей большой задницей на кресле возле компьютера? Это точно было не то, чего я хотел. К счастью, я завалил тест на печатание на клавиатуре, и это стало концом моей карьеры в Гвардии.

В ходе обучения, мы должны были бегать каждое утро, благодаря этому двухмильный пробег стал даваться мне за 10:56. Когда я вернулся в школу, я был еще в лучшей форме, чем раньше, и у меня и моих друзей впереди был еще один год футбольных игр. Я даже подписал письмо-обязательство, что буду играть в футбол в Северном государственном университете в Абердине, потому что никаких предложений по части борьбы у меня тогда не было.

Мне нравилась игра с мячом. У меня была скорость, и начали проглядываться внушительные габариты. Но как только у меня начало кое-что получаться, случилась травма колена, и я лег на операцию. На этом моя футбольная карьера в средней школе и закончилась.

Борцовский сезон в высшей школе начинается тогда, когда заканчивается сезон футбольный. Это означало, что мое колено не будет полностью восстановлено к первому дню подготовки к соревнованиям по борьбе. Фактически, когда эти соревнования начались, я все еще был на костылях.

Это само по себе было плохо. Но еще хуже было то, что каждый год, с момента моего поступления в шестой класс, наш тренер Джон Шайли заставлял совершать шестимильный забег в первый день тренировок. Это называлось “проверкой нутра” и каждый должен был через это пройти, если хотел быть в команде Шайли. Я был старшим, а следовательно, лидером. Таким образом я начал шестимильный забег на костылях и продолжал бежать, пока тренер не был удовлетворен и не позволил мне рухнуть на заднее сиденье пикапа. Тем не менее, я был недоволен, ведь я совершал этот забег каждый год, начиная с шестого класса.

Верите вы этому или нет, но я был ребенком с замедленным развитием. По детским меркам, я не был тяжеловесом. Я был стручковой фасолью.

В седьмом классе, я выступал в весе 103 фунта. На первом году обучения в средней школе я весил 152 фунта; на втором - 160. На третьем -189 фунтов. Лишь на последнем году я, наконец, перешел в тяжелый вес, да и то с трудом.

Глядя на меня теперь, трудно предположить, что я даже не имел волос в подмышках, когда закончил среднюю школу. Говорю вам честно: я был последним парнем, прошедшим половую зрелость в своем классе. Я сильно поднялся в весе, но даже при этом, будучи ростом в шесть футов и весом в 210 фунтов в последние годы обучения, я все еще был похож на ребенка-переростка. Даже с переходом в колледж, самый большой мой вес доходил до 226 фунтов.

Получив борцовские навыки еще в школе, я никогда не напоминал своим видом монстра. Я все еще пытался дорасти до своей кожи. Но борцовский опыт тех лет послужил мне хорошую службу: выступая в весе 103 или 152 фунтов, я навсегда усвоил движения и скорость борца-легковеса. Когда я перешел в тяжелый вес, былые маневры и скорость никуда от меня не ушли. Если бы я всегда был большим, вероятно, я никогда не научился бы двигаться так, как делаю это теперь.

На третьем и четвертом курсах средней школы я занял третье место на турнире штата. Но мне казалось, что в этом нет ничего особенного. Я должен был победить. Это – то единственное, зачем я приходил на турниры.

Даже при том, что я играл в футбол только в средней школе, потому что все остальные это делали, я все еще был довольно хорош в этом деле. Тем не менее, в глубине души я был борцом. Футбол был всего лишь тем, чем мы увлекались с друзьями, пока не начинался сезон борьбы.

Я никогда не думал о себе как о футбольном игроке, даже когда я прорывался с мячом сквозь защитную линию. Я даже на минуту не задумывался, что буду играть в футбол в колледже, и уж тем более на профессиональном уровне. Боец – вот единственное, что я видел, когда смотрелся в зеркало.

В этом, вероятно, кроется причина, почему я не был расстроен, когда обстоятельства в команде "Миннесотские викинги" сложились неудачно. Напротив, это лишь подтвердило то, что я всегда знал. Я не могу скрывать этот факт, да и не хочу этого делать. И я говорю это с гордостью: я не футбольный игрок, я - боец. Это - мое призвание. Это - моя страсть. Это - моя жизнь.

#биография

Просмотров: 8Комментариев: 0