Объятия смерти (Моя история о решимости, доминировании и выживании) - Брок Леснар в соавторстве с По


Продолжаем публикацию биографии Брока Леснара.

РЕКРУТ-ДЕРЕВЕНЩИНА

Я смеюсь каждый раз, когда читаю очередную нелепую статью о том, каким я был всегда престижным атлетом, и как после окончания высшей школы все вербовщики и скауты готовы были целовать меня в задницу, лишь бы заманить к себе. На самом деле никто не боролся за мои услуги. Никто втихаря не предлагал мне денег. Не сулил шикарные автомобили. Все это - брехня. На турнире по борьбе в Южной Дакоте я занял лишь третье место. Это определенно не делало меня объектом для всех радаров.

Вот что не упомянуто в этих статьях, и что многие люди обо мне не знают: после окончания школы я не направился прямиком в Университет Миннесоты, чтобы там бороться в I Дивизионе NCAA (National College Athletic Association - Национальной Атлетической Ассоциации Колледжей). Меня туда никто не приглашал.

Поскольку крупным школам я был не особо нужен, и поскольку я очень хотел продолжать бороться, я начал с «Бисмарк Стейт Колледжа» в Северной Дакоте. Меня беспокоило, что меня не принимали в лучшие группы; однако это было справедливо: на первом году обучения я занял лишь пятое место. Что еще хуже, я проиграл какому-то толстяку, чье имя сейчас даже не вспомню, как, впрочем, и имен остальных своих тогдашних соперников.

Поражение тому толстому безымянному парню стало поворотным пунктом в моей карьере, потому что поражение ему просто не укладывалась у меня в голове. Я смотрел на парня, который стал победителем всего турнира, и в глубине души знал, что мог бы победить его, если бы мы встретились. Эта мысль просто убивала меня, ведь этот шанс отобрал у меня какой-то толстяк... Прости, что не помню твоего имени, но хочу сказать тебе спасибо.

В тот момент я посмотрел вглубь себя и серьезно задумался. Я поклялся стать самым большим, самым сильным, самым быстрым, самым сбалансированным бойцом, каким только можно. Я хотел нарастить фунты мускул, тренироваться так, будто от этого зависела моя жизнь, и крушить любого на своем пути. Я знал, что все это в моих силах, и намеревался идти к цели, находись я в тренажёрном зале, или на матах, каждый день, пока не достигну вершины. Я не был лодырем, и не хотел окончить свою колледжскую карьеру как неудачник.

По окончании первого года в Бисмарксом Колледже, я вернулся в Вебстер, Южная Дакота, чтобы поработать и поднакопить немного денег. Мама с папой помогали мне, как могли, однако они были бедны, а содержание фермы забирало все их силы и время. Я не мог позвонить домой и попросить родителей, чтобы они выслали мне денег. У моих родителей их не было. Они делали, что могли, однако моя жизнь отличалась от ребят-соседей по общежитию. Те ездили на приличных машинах, у них были деньги на еду и на тусовки. У меня же всего этого не было.

Когда я вернулся в Вебстер на летние каникулы, я знал, что должен найти работу. Моей целью номер один тем летом стало не только заработать денег, но и нарастить двадцать пять-тридцать фунтов мускул. Я не хотел уподобляться безмозглым пауэрлифтерам, этим неповоротливым парням, которые только и думают о том, как круто смотрятся их накаченные руки, когда они надевают футболки на размер меньше своего (хотя, признаюсь, время от времени и я подходил к зеркалу, чтобы проверить своих питонов). Это было не для меня. Я хотел быть атлетом: сильным, быстрым и взрывным.

Должен вам сказать, это было прекрасное лето. Я устроился разнорабочим в энергетическую компанию REA в Вебстере.

Каждый день я брал с собой ланч и шел на работу. Отработав с восьми утра до трех дня, мы с моими приятелями Джейсоном Нолтом и Троем Кнебалем шли на тренировку. Там мы работали с тяжелыми весами. Основной моей целью было накачаться, но в то же время я старался развиваться всесторонне. Поэтому я не только тягал веса, как животное, но и растягивался. Да, я растягивался! Я поддерживал свое тело гибким и подвижным.

Каждую ночь мы посещали борцовский зал. Без отговорок. Это было словно навязчивая идея. Иногда мы ездили в другие залы - чисто для разнообразия, для поддержания интереса. Но мы ни разу не пропустили ни дня.

Думаю, что это мое стремление, моя страсть стать больше, быстрее и лучше исходит из менталитета борца. Я говорю не о профессиональном борце, хотя это также требует огромной самодисциплины и самопожертвования. Я говорю об образе жизни борца-любителя.

Любительская борьба - это не просто спорт, это образ жизни. Она для тебя как воздух. Такая жизнь поглощает тебя.

Когда ты просыпаешься, первая твоя мысль - о топливе для твоего тела. Потом ты выбегаешь на дорогу и бежишь, чтобы кровь разбежалась по венам. Каждый раз ты по максимуму нагружаешь кардио систему, всегда на одну милю больше, на шаг больше. Ты набрасываешься на веса, как умирающий от жажды набрасывается на воду, и каждый раз требуется на один глоток больше, чтобы полноценно напиться. А потом ты идешь в кровать, весь обессиленный, и позволяешь себе отдохнуть, чтобы завтра появились силы подняться и повторить все заново. И так каждый день.

Сегодня спортсмены больше, сильнее и быстрее, чем когда-либо. Их тренировки тяжелее, и их тренировки лучше. Теперь стало невозможным, чтобы парень взошел на вершину какого-либо спорта за счет одного лишь таланта. Победителями становятся те, кто тренируется правильно, и кто готов пожертвовать большим. Хорошие новости для меня были в том, что я был одержим страстью, что я прислушивался к своим тренерам, и всегда тренировался упорнее и дольше, чем мои соперники.

Мои труды тем летом окупились. Мой вес вырос с 226 фунтов до 258 фунтов. Я был гибким и быстрым. Я сумел нарастить мускулатуру, потому что у меня была прекрасная генетика: мой папа и мои братья - крупные ребята. К тому же я ел много говядины, пил молоко галлонами, ел бананы связками и просто рвал свою задницу на тренировках.

В дальнейшем я часто задумывался о дисциплине, которой выучился на ферме, и о том, как важно следовать своим планам.

Я знал, что смогу сделать это, и я это сделал. Перед тем, как вновь приступить к учебе, я поверил, что смогу добиться в жизни всего, чего захочу.

На втором курсе обучения в «Бисмарк Стейт Колледже», я выступил на открытом турнире "Дактроникс", и победил двукратного чемпиона NCAA второго дивизиона, Райана Рейзала. Затем, когда я перевелся в университет штата Северная Дакота, я выступил на турнире "Байсон" среди тяжеловесов. Именно здесь меня впервые увидели главный тренер Минесотского Университета Джей Робинсон и его ассистент Марти Морган.

"Байсон" был первым крупным турниром года, и многие парни, пришедшие туда, должны были сперва счистить с себя ржавчину, потому что все лето они разъезжали на машинах и наслаждались жизнью. Но только не я. Все лето я пахал в тренажёрном и борцовском залах, и поэтому за лето я не покрылся ржавчиной. Я пришел, чтобы уничтожить любого, кто выйдет на маты против меня.

Одним из звездных атлетов Миннесотского университета был тяжеловес Шелтон Бенджамин. Будучи двукратным чемпионом турнира All-American, Шелтон был не шуткой, и тренер Джей хотел на основе успехов Шелтона собрать хорошую команду тяжеловесов. Я тоже бы частью этого плана.

Вот еще один важный пункт в моей карьере: я сижу в самолете, летящем в Миннеаполис. Помню, мой колледжский тренер, Роберт Финнесет, уверял меня, что не стоит подписывать контракты наперед. Однако очутившись в Миннеаполисе, я почувствовал себя там, как дома. Университет Миннесоты не тратил время зря, и я был подписан в тот же день.

У меня впереди все еще был полный борцовский сезон в начальном колледже, но я знал, чего хочу для себя, и был уверен, что добьюсь этого. Тот сезон я закончил со счетом 36-0 и выиграл Чемпионат Национальной Атлетической Ассоциации Начальных Колледжей (NJCAA).

Один пустяковый, но интересный факт. Я был последним парнем, который когда-либо боролся за "Бисмарк Стейт Колледж". Они закрыли борцовскую программу после моего последнего года обучения в нем.

Второй год в колледже подошел к концу, я был чемпионом NJCAA, и у меня были наполеоновские планы - я намеревался бороться за команду "Гоферов". Или это были лишь только планы.

УХОД С МАРШРУТА

Тренеры Университета Миннесоты, Марти и Джей, хотели, чтобы я переехал в Миннеаполис сразу же, как только окончу колледж, чтобы я смог работать с их тяжеловесами, такими как Билли Пирс и Шелтон Бенджамин. Однако, как обычно, у меня не было денег, и я не мог позволить себе жилье в Миннеаполисе.

И в этот момент появился Алан Райс. Когда-то он выступал на Олимпийских играх, и был живым рекламным плакатом для миннесотских "Гоферов". Случилось так, что у него был дом в университетском городке. Алан сказал, что у него есть лишняя комнатушка на чердаке, и я смогу жить там, уплачивая смешную сумму, что-то около ста долларов в месяц. Для меня это прозвучало, как отличная сделка.

Но позвольте пояснить. Даже если бы Райс назначил за этот чердак двенадцать центов в месяц - даже этого было бы слишком много. Жилье было просто ужасным. Когда Райс сказал, что это комната на чердаке, он не шутил. Это была не спальня на крыше. Это был самый настоящий, вонючий чердак. У него там голуби гнездились. Там было пыльно, тесно, там был сквозняк. Меня заселили в несчастный миннесотский чердак!

Чтобы оплачивать ренту этого жалкого местечка, и чтобы иметь деньги на еду, я устроился в одну строительную компанию. Это была идеальная работа для меня. Каждый день, с семи утра и до вечера, я крошил бетон кувалдой. И когда работа с шестнадцати фунтовым молотом заканчивалась, у меня оставалось время на тренировки.

Да, было нелегко, но я знал, что оно стоит того. Я намеревался выиграть титул чемпиона I Дивизиона NCAA, и был готов сделать все, что для этого потребуется. Университет Миннесоты был тогда на подъеме, и я собирался стать его звездой. Но тут дело приняло неожиданный поворот.

Стоило мне только войти в привычную колею, как мне позвонил Джей Робинсон и сообщил, что появилась проблема. Они собирались оформить меня в университет до осени, однако мой колледж, как оказалось, не додал мне двадцати четырех баллов для вступительного минимума. Это походило на шутку. Я был в ступоре. Все, о чем я мог думать, было: "Ребята, у вас на руках была вся информация обо мне, и вы видели, куда я поступаю. Мне девятнадцать лет. Вы - мои тренеры. И эти баллы - это то, что вы должны были предвидеть заранее». Но вот мы сидим тут, в офисе Джея, и Джей сообщает, что мне не хватает двадцати четырех баллов. Можете в это поверить?

И теперь, после всего, через что я прошел, все, что мне теперь оставалось - это помахать ручкой своей мечте! Но я не собирался дать системе одолеть себя. Я был намерен держать под контролем собственную судьбу. К сожалению, летняя сессия уже началась в большинстве школ.

Джей хотел отправить меня туда, где я смог бы присоединиться к какой-нибудь борцовской команде, с которой мог бы тренироваться, и которая была бы связана с "Лассон Коммьюнити Колледж", что в Сьюзанвилле, Калифорния. Там была довольно хорошая команда. Изначальный план был в том, чтобы пойти на лето и осень в "Лассон", набрать баллов и восстановиться в Университет. Для меня было немалым делом - переехать из фермы в Южной Дакоте в большой город в Миннеаполисе, пусть даже тот находится всего лишь в паре сотен миль. Но Калифорния? Точно так же Джей мог бы предложить мне переехать в Японию - в моем представлении они были одинаково далеко.

Я тут же вернулся на свой чердак, собрал все свои вещи и направился домой, в Вебстер. По дороге я думал, как сообщить родителям, что больше не в университетской команде "Золотые Гоферы", и что уже через два дня я буду в Калифорнии.

Раньше я никогда не обдумывал, как преподносить хорошие новости, так что я просто прямо сказал родителям: "Я не смогу учиться в колледже, пока не наберу несколько баллов в колледже Калифорнии." Они было посмотрели на меня, как на чокнутого, но потом поняли, что я серьезен. Если это было нужно для того, чтобы попасть в университетскую команду по борьбе, значит, так тому и быть. Без вопросов.

Я покинул дом на своей старенькой Mazda RX-7 десятилетней давности, пунктом назначения был "Лассон Коммьюнити Колледж", Сьюзанвиль, Калифорния. Помню, тогда я думал, что это должно стать веселым дорожным приключением.

Я ничего не знал об учебном заведении, в которое направляюсь. Я не знал, где мне остановиться. Не знал, где буду питаться и тренироваться. Все, что я знал - это что впереди у меня долгая дорога в Сьюзанвиль, и я прибуду туда как раз в тот момент, когда начнется учеба.

Помню, что я ехал до тех пор, пока не достиг Солт Лейк Сити, Юта, примерно в 5 утра в воскресенье. Я свернул на остановку грузовиков и захотел было вздремнуть. Однако я понимал, что если не вытащу свою задницу обратно на дорогу, то не видать мне моих недостающих баллов. А без этих баллов я не смогу вернуться в Университет Миннесоты. Черт, и как только Джей Робинсон мог упустить, что мне не достает двадцати четырех баллов?

Наконец я достиг колледжа в 5.30 утра в понедельник - день, когда начиналась учеба. Я сразу же набрал номер здешнего тренера. Конечно, никто не взял трубку - только фермерские мальчишки бывают на ногах уже в 5.30 утра. Поэтому я просто оставил сообщение и стал ждать, когда мне позвонят.

Не помню, успел ли я поспать или хотя бы подремать, но в 7 утра зазвонил телефон. Это был тренер. Он сказал, что готов встретить меня в колледже через полчаса. Я был сильно уставшим после поездки через полстраны, но эти чертовы баллы звали меня.

Когда я встретился с тренером, он спросил, есть ли у меня родственники в штате Калифорния. Если есть, я мог бы зарегистрироваться как резидент. В Калифорнии у меня жили две тети. Так что я воспользовался одним из адресов; теперь оставалось заплатить только $160 за 16 баллов. Для меня это была большая сумма, потому что когда я прибыл в Калифорнию, у меня в кармане было ровно $480, и ни капли в банке.

Я заплатил $160 за обучение, и у меня осталось $320. Я знал, что мне нужно будет питаться, так что я заплатил еще $200 за школьное питание. Это обеспечивало меня завтраком, обедом и ужином в столовой каждый день, и у меня оставалось еще $120 на расходы. Но эта Калифорнийская школа не была для меня идеальным вариантом. Я выделялся здесь, как воспаленный большой палец на ноге.

Вопрос с оплатой был решен, однако все это приключение было бы бессмысленно, если бы я не сдал экзамены, а это трудно сделать без книг. Но если бы я заплатил за все книги, которые были мне нужны, у меня совсем не осталось бы денег. Поэтому мне пришлось просить книги у других борцов. Звучит безобидно, однако мне было ненавистно каждый раз надоедать парням своими просьбами.

Сьюзанвиль и по сей день остается для меня особым местом. В общем-то, моя бойцовская карьера началась здесь.

Я нашел маленький зал, где можно было работать с тяжестями, и где было додзё для занятий смешанными единоборствами. Это были мои первые тренировки по ММА. Однажды ночью ребята собрались в Рено, Невада, для участия в боях. Я позвонил Джею Роюинсону и осведомил его, что тоже планирую драться в Рено, чтобы заработать несколько баксов. Но он четко дал мне понять, что если я сделаю это, то тем самым подвергну риску свои шансы стать атлетом Первого Дивизиона. Кто знает, что было бы, если б я тогда попробовал ММА на вкус? Может быть, я бы уже не вернулся в школу.

Иногда я приезжаю в Сьюзанвил с женой и детьми, просто чтобы развеяться. Иногда даже на машине. Я показываю своим детям, что мне нужно было сделать, чтобы попасть в Университет Миннесоты.

Я не жалуюсь. Я рад, что прошел по этому пути и расплатился по долгам.

После лета, проведенного в Калифорнии, мне оставалось добрать всего восемь баллов, чтобы быть допущенным в свой университет. Я позвонил туда, чтобы удостовериться, что все мои баллы из Калифорнии переведутся в "Бисмарк Стейт Колледж". Затем я двинулся из Лассона в Бисмарк и начал осенний семестр в своем старом колледже. Но в БСК больше не было борцовской программы, и я знал, что должен что-то делать, чтобы поддерживать свою форму и навыки на должном уровне.

Поскольку в БСК мне было не с кем тренироваться, я поехал в Университет Мэри - учебное заведение NAIA (National Association of Intercollegiate Athletics - Национальной Ассоциации Атлетов Колледжей) совсем недалеко от Бисмарка, и тренировался с их командой каждый день.

Поскольку я делал успехи, я заработал за осень двенадцать баллов, несмотря на то, что нужно было всего восемь. В этот раз я не хотел оставлять ни единого шанса для неудачи.

В БСК я жил со своим старым другом Майком Экертом, который был моим соседом по общаге годом раньше. Майк был клевый. Опять та же история: у меня совсем не было денег, и Майк делил свою комнату со мной. Там было ужасно тесно, но я и этому был рад, потому что больше мне некуда было податься. Я очень рад, что у меня появилась возможность рассказать всем, что Майк сделал для меня той осенью.

В БСК я быстро въехал в свою колею. С самого утра - работа на массу. Затем учеба. Затем тренировки с командой Университета Мэри. Затем домашняя работа. Однако каждый день все, о чем я мог думать - это что я становлюсь на день ближе к воссоединению с "Золотыми Гоферами". Я мечтал вновь надеть борцовку с логотипом Университета Миннесоты.

Я окончил семестр в "Бисмарк Стейт Колледже" и сдал все экзамены. Я освободился на два месяца раньше, и решил вернуться в Миннеаполис до начала рождественских каникул, потому что хотел быть готовым к следующему семестру в Университете Миннесоты. Также мне нужно было встретиться с ребятами, потому что я хотел сразу же включиться в команду.

Когда я прибыл в Миннеаполис, я встретился с Тимом Хартунгом и Чэдом Крафтом, эти ребята многим пожертвовали ради меня. Университет Миннесоты нуждался в большом тяжеловесе, поэтому многие помогали мне, как могли. Это было хорошее время, и я двигался в верном направлении. Наконец мечта начала становиться явью. Я впервые участвовал в турнире, как "Гофер". Но в четвертьфинале я проиграл Тренту Хайнеку. Добро пожаловать в Первый Дивизион.

Я проиграл. И это жгло мне задницу. Вот где я оказался - парень, который уверял всех подряд, что станет чемпионом I Дивизиона NCAA в тяжелом весе. Я был центром команды. Парнем с постера. Я собирался стать звездным тяжеловесом. И вот где я оказался: проиграл в первом же турнире. Это было дьявольски досадно.

За тот год я проиграл дважды: в этом первом турнире и в последнем. В финале NCAA я проиграл Стефану Нилу со счетом 3-2. Сейчас Нил играет правым защитником за команду Тома Бранди "Новые Английские Патриоты". А в тот день он вернул себе титул чемпиона NCAA.

Я проиграл Нилу, потому что в тот день он был лучше. Это стало для меня уроком: никогда не выказывать оппоненту слишком много уважения. Полагаю, что если бы я тогда просто пошел на Нила без лишних мыслей, я бы выиграл в финале NCAA 1999 года. Но я учусь на ошибках.

Я слишком уважал Нила. Он был национальным чемпионом NCAA. Это изменило мой подход к поединку. Это нарушило привычную игру. Я считал его лучше, чем он был на самом деле. Я много размышлял об этом поражении и в конце концов понял, что если буду выказывать столько уважению кому-либо еще из соперников, то никогда не выиграю большой приз. Никогда. Отныне если кто-то хочет моего уважения, то ему придется выбить его из меня. Это единственный способ получить его.

Поражение Нилу заставило меня вспомнить времена, когда мне было пять лет, и то, как разочарована бывала мама, когда я проигрывал. Я ненавидел расстраивать ее, и ненавидел чувство, приходящее вслед за поражением. Я был страшно раздосадован, когда проиграл Тренту Хайнеку в своем первом большом турнире, но в этот раз все было хуже. Все это дерьмо: переезд в Калифорнию, заимствование книг, заимствование спарринг-партнеров в Университете Мэри - все это было лишь для того, чтобы попасть в команду университета Миннесоты... и проиграть свой самый большой в жизни матч.

Многие могут сказать: "Но ведь это большая честь - участвовать в финале этого турнира, ты должен быть горд, что смог соревноваться на таком уровне". Но все это - полное дерьмо. Я - боец, и я узнал от Джона Шайли еще когда мне было пять лет, что я выхожу на ковер, чтобы побеждать. Что либо я номер один, либо я лузер. И что быть лузером - это полный отстой.

Это поражение приводило меня в бешенство. Если вы думаете, что самой главной моей местью за всю карьеру была месть Френку Миру за нанесенное поражение, значит, вы не видели меня после поражения в 1999 году на том чемпионате NCAA. У меня был еще год, чтобы воплотить мечты в жизнь, и в тот момент я четко понял: на этой планете больше не будет ни одного борца колледжа, способного остановить меня.

#биография

Просмотров: 10Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все