Объятия смерти (Моя история о решимости, доминировании и выживании) - Брок Леснар в соавторстве с По


Продолжаем публикацию биографии Брока Леснара.

ПОСЛЕДНИЙ ГОД, ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

С того момента, как я сошел с матов в финале NCAA 1999 года, все мои мысли занимало желание стать чемпионом NCAA 2000. Я даже учиться продолжал лишь потому, что учеба давала мне право соревноваться. В действительности же первой мыслью при пробуждении была мысль о большой награде. Если я ел что-то, то только для того, чтобы поддерживать массу и выиграть титул. Если я работал с весами - то только чтобы выиграть титул. Если я ступал на маты - то только чтобы победить, причем победить убедительно, независимо от подготовки оппонента. Завоевание титула не было самой главной моей мыслью. Нет, это было единственной моей мыслью вообще.

Когда я раскидывал на матах 280-фунтовых тяжеловесов, программа Университета Миннесоты получала хорошую рекламу, и поэтому все здесь вертелось вокруг меня. Вот каким я был: высоким, светловолосым, словно высеченным из камня. Никто никогда не видел, чтобы кто-то на колледжском уровне укладывал оппонентов так, как это делал я. Об этом говорили масс-медиа, и на каждый матч сходились толпы народу.

Люди приходили, чтобы посмотреть, как я борюсь, и мне нравилось показывать шоу для фанатов. Впрочем, я вполне мог обходиться без внимания прессы. Я вообще едва ее терпел.

Очень скоро я обнаружил, что могу управлять множеством людей и создавать большой интерес к грядущим матчам просто за счет слов, вылетающих из моего рта. Но я не делал это целенаправленно, я просто вел себя так, как привык. Меня с детства учили высказывать собственное мнение, и я просто делал это.

Если вы поворошите прошлое, то сможете раскопать одну "трибунную историю в Миннеаполисе" 1999 года. Речь идет о комментарии, который я произнес по поводу того, что собираюсь сделать с Весом Хэндом, тяжеловесом из Айовы, и что Университет Миннесоты проедется по айовцам паровым катком. Лишь из-за одного этого комментария мы собрали целую кучу зрителей. Университет никогда ранее не видел такого внимания к своей команде по борьбе. Уже тогда люди приходили, чтобы посмотреть на Брок Леснара.

Вместо того, чтобы просто интересоваться моей рестлерской карьерой, или тем, как я готовлюсь к своему следующему матчу, медиа были чересчур любопытными. Они задавали чертовски много лишних вопросов.

Однажды я решил, что с меня хватит. Я сказал Джею, что не собираюсь больше работать с прессой. Я просто хотел бороться. А когда я не боролся, я хотел, чтобы пресса не докучала мне. Но вместо этого получилось наоборот - пресса захотела общаться со мной еще больше.

В настоящее время, внимание прессы - одна из тех издержек жизни знаменитости, которая мне действительно не по душе. Мне нравится быть объектом зрительского внимания, но я всегда ненавидел все эти "паблик рилейшнс".

Я стараюсь ограничить доступ медиа к себе, чтобы иметь немного личного пространства, но когда я это делаю, они становятся от этого только голоднее. Они как животные. Покормишь их разок - и они уже не отстанут, и снова и снова будут возвращаться за добавкой.

Вот почему я очень рано научился не давать им всю еду за раз. Они всегда будут возвращаться снова, и у меня должно быть что-то, чтобы накормить их.

Я пошел в летнюю школу перед началом второго года обучения в университете, но также я за небольшую сумму подрабатывал тренером в лагерях Джея Робинсона. Я уже собирался было начать второй год обучения, как вдруг стало известно, что отныне стипендия борцов будет урезана. Поскольку программа собиралась привлечь новых борцов, пришлось распределить денежный фонд с учетом новичков, иначе некоторые из них вообще останутся без денег. На всех их просто не хватит.

Вы все верно поняли. Мне сказали, что университет урезает мою и без того маленькую стипендию, чтобы отдать ее другому парню. Я был в полном недоумении. Я привлек столько денег и фанатов, и после четырех лет моей упорной работы все, чем наградил меня университет – это долги за обучение. Это разозлило меня почти так же, как то поражение Нилу. Воспоминания об этом до сих пор раскаляют мне задницу.

Я снова был на собственном обеспечении. Впрочем, в этот раз я был старшекурсником, и понимал, что это мой последний шанс.

Я просто сказал: «Да пошли они». Я выиграл все матчи, но споткнулся на одном, который состоялся за неделю до Турнира Большой Десятки в конце сезона.

Против меня вышел Вэс Хэнд из Университета Айовы. Мы с Весом уже боролись на первом курсе, и он успел хорошенько изучить меня. Я набросился на него, но он извернулся и кинул меня на спину. Через пятнадцать секунд матча наш счет был 5-0 в его пользу. В Первом Дивизионе это означает, что дела твои очень плохи.

Я не мог вот так проиграть... ни ему, ни кому либо еще... Я продолжал твердить самому себе: "Ты Брок Леснар, никто не сделает с тобой такого..." и шел в бой. Но он просто избегал меня, не желая рисковать своим пятикратным преимуществом в очках. Мне все же удалось заработать четыре очка, но времени было мало, и Вэс выиграл со счетом 5-4.

Не буду говорить вам, что я снова был в ярости. Я был уже не пятилетним мальчиком, однако мне по прежнему было стыдно перед мамой. Ее любовь была сурова, и я чувствовал, что заслуживаю хорошей порки.

Когда мы пошли в закусочную той ночью, я не смог даже доесть свой стейк. Я был опечален поражением. У меня не было оправданий за него. Я думал про себя: "Никто не должен был побить меня. Я был лучше всех. Я был лучше Веса Хэнда."

Впрочем, оглядываясь сейчас назад, я понимаю, что это поражение стало лучшим, что когда-либо случалось в моей жизни. Оно заставило меня трудиться усерднее, чем даже раньше, и помогло сосредоточиться на турнире Большой Десятки, который был последним важным событием до чемпионата NCAA. Если мы с Хэндом пройдем через сетку из тридцати двух борцов, мы встретимся в бою за титул. Я не мог ждать.

Прошел долгий год с того момента, как я проиграл Стефену Нилу, и это был мой последний шанс стать чемпионом I Дивизиона NCAA. Я очень сильно хотел получить титул. Ради него я прошел через все это дерьмо. Я прошел полный круг после поражения Стефену Нилу, и вот я вновь в финале. Это был мой шанс отомстить, осуществить мечту, достичь цели.

Я не мог заснуть в ночь перед турниром. Рядом с нашим кампусом протекала река Миссиссипи, и я спустился вниз, туда, где мы обычно совершали пробежки.

Я подошел к реке и сказал себе: «Нет ни одного человека в этом мире, способного помешать мне стать чемпионом NCAA. Ни Вэс Хэнд, ни кто-либо еще, кого они выставят против меня. Я вернусь домой чемпионом. Титул мой.»

И тут ощущение покоя прокатилось по моему телу. Я вернулся в кровать и уснул, как ребенок. На следующий день я проснулся, и мы вылетели в Сант Луис, Миссури, для моего последнего выступления как борца колледжа.

Этот финал был для меня чертовски важен. Я проиграл в таком же финале годом ранее, и это жгло мне зад каждый день. Плюс, как гласит старая пословица, "Все, что может пойти не так, обязательно пойдет не так".

Весь свой старший курс я прошел с травмой колена. Также у меня была операция по удалению гланд в ходе сезона. Я не был на 100% тем, кем мог бы быть, однако я был намерен показать достаточно, чтобы стать чемпионом NCAA.

На турнир NCAA было приглашено шестьдесят четыре борца. После нескольких матчей шестьдесят два из них выбыло, и на сцене остались только мы. Брок Леснар и Вэс Хэнд встретились в третий и в последний раз. И поверьте, это была схватка. Мы оба старались изо всех сил, но никто не мог урвать победу. Матч пошел на дополнительное время. Но победителя по прежнему не было.

Когда нам снова дали дополнительное время, я выиграл жребий, что позволяло мне выбрать позицию - сверху или снизу. Я знал, что смогу "оседлать" Вэса Хэнда, но выбрал позицию снизу. Я хотел взорваться именно оттуда. Самый лучший момент ухода от противника - сразу же после свистка. Здесь кроется элемент неожиданности. Я попытался сделать это, но Вэс остановил меня.

Матч продолжился, я попытался встать, но Вэс потянул меня обратно. Я высвободился с помощью бедра, сделав это за девять секунд до окончания. Очко в пользу Леснара. Я сделал это. Весь этот труд... все эти жертвы... самоотречение... боль... надежды и мечты моей семьи, которые также многим жертвовали вместе со мной... это был момент, ради которого мы сражались долгие годы. Все усилия вылились в один краткий миг, когда меня официально назвали Чемпионом I Дивизиона NCAA в тяжелом весе!

За две недели до этого, Джей Робинсон научил меня высвобождению через бедро. Отличный тайминг. Спасибо, Джей.

Я - ЧЕМПИОН NCAA. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Старый сосед Джея Робинсона по студенческому общежитию смотрел турнир NCAA, и теперь он желал со мной встретиться. Его звали Джерри Бриско, и он работал на компанию, которая тогда была известна как World Wrestling Federation. Сейчас они сменили название на World Wrestling Entertainment, или WWE, однако в 2000 году они назывались WWF, и они гордились своей федерацией.

Это моя книга, и я буду называть их WWE. Если вам это не нравится, переходите сразу к главам о UFC.

Когда мои дни в колледже подошли к концу, я всерьез задумался, чего хочу от жизни. Многие люди спрашивают, почему я не пошел на Олимпийские игры 2000, проходившие тогда в Сиднее. Ответ прост: я страшно устал от жизни борца.

Я знал парней, которые преследовали мечту об Олимпийских играх. Они приезжали в зал на своих поломанных драндулетах и пахали там с девяти до пяти, чтобы держать себя в форме. Я и так делал это всю свою жизнь. После всего, на что я пошел ради титула NCAA, я выполнил все свои обязательства. Теперь пришло время зарабатывать деньги. Я никогда не мечтал победить на Олимпийских играх. Я мечтал лишь о титуле NCAA. Я достиг своей цели, и в глубине души знал, что нужно двигаться дальше.

Университет помог мне в переводе из любителей в профессионалы. В тот момент я раздумывал о двух вариантах - профессиональный футбол и профессиональный рестлинг. У школы был юридический департамент, и они сводили меня с разными поверенными и агентами. Я выбрал миннеаполисского юриста по имени Дэвид Брэдли Олсен, потому что у него был самый большой опыт. Он представлял многих профессиональных рестлеров, таких как Джесс "The Body" Вентура, и ему пару раз доводилось предъявлять иск WWE.

Также я встретился с главным тренером NFL Тони Данги, когда-то он играл в футбол за Университет Миннесоты. Он хотел, чтобы я попробовал себя в NFL. Тони горячо верил в мои возможности на этом поприще, но за ночь до этого я уже принял решение, что полечу на самолете во Флориду. Там мне предлагали хорошую сделку - стать профессиональным рестлером. NFL придется подождать.

И снова все было просто. WWE предложили мне гарантируемые деньги, включая большие премиальные, и все это без лишних бумаг. Мне обещали платить огромную зарплату даже за то время, пока я просто тренируюсь.

Мой юрист сказал, что я не могу опубликовать здесь сумму, потому что это конфиденциальная информация. Вот что я могу сказать: это была самая крупная сделка в истории WWE. Также могу сказать, что я понятия не имел, насколько прибылен был мой контракт, потому что я никого не знал в рестлинг-бизнесе. За всю свою жизнь я не посмотрел даже пяти минут рестлинговых матчей. Все, что я знал - это что я парень без денег, с неоплаченным кредитом за обучение, и что мне предложили такие деньги, каких я не видел за всю свою жизнь. Брок Леснар был свободен и готов присоединиться к цирку!

#биография

Просмотров: 5Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все