Алексей Олейник: «На данный момент мне интересен только UFC»


Сегодня наконец удалось взять интервью у легендарного Алексея Олейника – спортсмена, который не нуждается в дополнительном представлении. Алексей, как обычно, пришел со своей супругой Татьяной – верным другом и соратником. Мы говорили о том, почему довольно неожиданно для многих разошлись пути команды Алексея Олейника и клуба «Оплот», почему турнир теперь называется «Пересвет» и какие основные задачи ставит перед собой и своим клубом спортсмен.

– В минувшую субботу прошел турнир «Пересвет». Это первый турнир, состоявшийся после того, как вы перестали работать с «Оплотом». Почему было принято решение работать именно с «Пересветом»?

– Это был первый турнир «Пересвета» в принципе. До этого были турниры ProFC, но они себя позиционируют как две разные организации. ProFC – это промоушен, а «Пересвет» – спортивный клуб. Сейчас «Пересвет» сделал свой первый турнир с нами, хотя клубу уже много лет. Надеюсь, такие турниры станут регулярными.

- Почему решили работать именно с ними?

- Просто в один момент, когда наши пути с «Оплотом» совсем разошлись, мы провели переговоры с «Пересветом», было озвучено конкретное предложение, которое всех устроило.

– А что случилось с «Оплотом»? Вы говорили, что ваши цели стали разными, в чем это выражается?

– Да, так и вышло. Когда-то, когда «Оплот» еще не имел никакого отношения к спорту, они пришли ко мне и сказали, что хотят создать известный и качественный промоушен, развивать спорт. И мы этот промоушен сделали. Мы – это наша команда, которая на тот момент не имела отношения к «Оплоту». Мы его развивали около трех лет. Своей задачей мы видели развитие спорта, организацию боев, содействие спортсменам, чтобы они вышли в свет. У нас есть масса примеров: наши ребята дерутся в Америке в лучших промоушенах – Дима Сосновский в Bellator, я в UFC, другие парни выступают в России – М-1, Fight Nights, ProFC. И это все стало возможным за время нашей работы. Наша команда осталась с нами и после разделения с «Оплотом», потому что все мы ставим перед собой одни цели – развитие спорта, здорового образа жизни. А с теми предложениями по изменению концепции, которые предложил «Оплот», мы с не согласились. Вдаваться в подробности их новой концепции я не стану, скажу только, что с нашей она не совпадает. Мы решили не оставлять наши первоначальные идеи и цели.

– Какие основные задачи своего клуба ты сейчас можешь выделить?

– Они звучат как постулаты. В первую очередь это внедрение здорового образа жизни в максимально широкие слои населения. Для этого мы проводим огромную работу: организуем спортивные мероприятия в парках, торговых центрах и других местах большого скопления людей. Постоянно ведем переговоры о проведении показательных выступлений, мастер-классов и открытых тренировок на различных массовых праздниках и мероприятиях. Мы это делаем совершенно бесплатно, и наши ребята также принимают участие, например Джеф Монсон, Дмитрий Сосновский. Недавно своими силами провели мероприятие в День России в парке «Красная Пресня». Мы разложили там кучу спортивных матов, пригласили Джефа Монсона и устроили открытую тренировку. На ковре собралось около ста человек и человек триста было вокруг. Разумеется, СМИ заинтересовались, канал Life News показывал нас в прямом эфире.

Мы стараемся донести до ребят мысль о приобщении к спорту, о здоровом образе жизни. И спорт – ведь это не обязательно должны быть единоборства, а любые: футбол, плавание, карате, танцы… Главное – занимайтесь. Обращайте больше внимания на свое тело, на свой образ жизни, вырабатывайте негативное отношение к курению, алкоголю – это то, что мы хотим донести людям.

Вторая основная задача нашего клуба – продвигать спортсменов. Из ста человек, которые приходят ко мне в клуб, примерно десять захотят выйти в профессиональный спорт. И им мы даем такой шанс – попробовать себя на больших турнирах. Наша команда уже имеет достаточно большой опыт в промоутерской деятельности, мы набили массу шишек и теперь знаем, что нужно делать.

Но все же лично для меня главной задачей остается не делать профессионалов из своих спортсменов, а массово приобщать людей к спорту.

– Что касается коммерческой составляющей, большинство клубов говорят о том, что получать прибыль с клуба единоборств почти нереально. А у вас как с этим обстоят дела?

– У клуба колоссальная популярность. Нам 8–10 месяцев, при этом у нас несколько сотен занимающихся. И мы еле-еле доползаем до ноля. Еще не доползли даже. Поэтому очень нужна чья-то поддержка. Либо чтобы это была чья-то добрая воля, например, чтобы нам дали помещение, за которое мы можем платить только коммунальные платежи или символическую плату. Либо собственное помещение, либо помощь от государства – грант или что-то вроде того. На данный момент у нас обычная коммерческая аренда. Это довольно тяжело.

– Несмотря на то что клуб не приносит прибыли, останавливаться вы не собираетесь?

– Сам клуб «Пересвет» находится в Ростове, они поддерживают работу нашего клуба и проведение турнироа. При этом, по сути, не имея никакой выгоды, кроме слов благодарности. По большому счету сейчас весь ММА держится на доброй воле меценатов и спонсоров. Ни турниры, ни клубы не приносят больших денег.

– Ну а как ты видишь дальнейшее развитие ММА, должно ведь что-то меняться?

– Никто не знает наверняка. На данный момент стало уже лучше, так как спортсмены могут выходить на мировой уровень, таких примеров у нас уже десятки. Здесь хотя бы спортсмены могут заработать.

– Что нужно, чтобы на ММА сейчас стали зарабатывать?

– Если подходить к развитию комплексно, то все получится. Нужно приучать людей к оплате за трансляции и не только – даже просто к оплате за билеты. У нас же как: на мероприятии 30–40 процентов людей – это те, кто прошел бесплатно. Кого-то не могли не пригласить, кто-то попросил бесплатно для друга. В Америке такого нет, ни один знакомый не просит провести его бесплатно на турнир UFC. Они понимают, что это невозможно и, в конце концов, неуважительно к самому бойцу. Ведь это значит, что труд бойца нивелируется, обесценивается в некотором плане. А у нас Вася, Петя, Мага – всех надо провести, иначе обидятся смертельно. Твой друг не заплатит денег, чтобы пойти на твой бой.

За телевидение и трансляции у нас тоже никто не платит в отличие от Штатов. Популярность сериалов в нашей стране гораздо выше спортивных мероприятий. Телеканалам тоже не особо нужны турниры, а ведь продажа трансляций помогла бы промоутерам. И государство могло бы тоже помогать, поддерживать развитие спорта каким-то образом. Комплекс нужен. Конечно, мы уже движемся в лучшую сторону. Стало лучше, чем было пять, десять лет назад. Но, к сожалению, мы пока только догоняем ведущих в этой области.

– Сколько лет понадобится, чтобы приблизиться к ведущим?

– Думаю, три-пять лет минимум. Но для этого нужна какая-то организованная работа, договоренность, чтобы все стремились к одному. Я уверен, что это было бы выгодно всем промоушенам: и крупным, и небольшим.

– Недавно в сети появилась информация, что ты стал представлять Клуб Единоборств №1. Почему именно его?

– Во-первых, у меня с Русланом Сулеймановым (президент Клуба Единоборств №1. – Прим. ред.) сложились теплые и дружеские отношения. Несмотря на то что мы встречаемся довольно редко, каждое общение приносит только положительные эмоции. Причем это было как до моего участия в «Легенде», так и после. Руслан даже приезжал поддержать меня на UFC. У нас никогда не было ни ссор, ни каких-либо двусмысленностей, слов за спиной. Я хорошо отношусь к Руслану и чувствую хорошее отношение ко мне.

И сейчас, когда пришло время решать, кого представлять после разделения с «Оплотом», мы посовещались нашим семейным и тренерским советом и пришли к тому, что наиболее выгодно морально и экономически представлять Клуб Единоборств №1.

– Вы ведете еще и очень активную социальную деятельность...

– Мы ведем сумасшедшую социальную деятельность. Настолько, что за последние три недели видели своих детей раза три. Очень важные проекты, в том числе и съемки фильма о России. Ездим в детские дома. Как правило, зовем кого-то еще – собираем деньги, покупаем еду, игры, загружаем огромный автомобиль и отвозим детям. Регулярно проводим День донора. Выездной донорский клуб приезжает прямо к нам в зал. Мы делаем клич по социальным сетям, собираем по 50 человек, плюс-минус. И ведь это несложно, однако, помощь реальная. Кровь – это не то, на чем можно поживиться, продать, это действительно может спасти человека.

– А зачем вы все это делаете?

В беседу вступает Татьяна. Видно, что тема эта в семье обсуждается довольно часто.

Татьяна: Я сама иногда спрашиваю. (Смеется.) Когда детей две-три недели не видишь.

Алексей: Замаливание грехов. Шутка. Я считаю, что если у меня есть возможность что-то сделать и я могу кому-то помочь, то я должен это сделать. И это уже выработанная привычка. Могу кому-то что-то дать – даю. Мне говорят: можете приехать на мероприятие? Я смотрю, если есть возможность, то выезжаем. Не могу сказать, что я альтруист, нет. Я и за деньги работаю.

Некоторые мастер-классы проводят на коммерческой основе. Если люди могут заплатить, то хорошо. Я называю стоимость своего семинара и приезжаю.

Если же это благотворительность, то работаю бесплатно и организаторы не должны брать денег с гостей и зрителей. Бывали такие случаи, когда мы договаривались на благотворительное мероприятие, но выяснялось, что организаторы берут с людей деньги. Тогда я просто уезжаю.

Если же это детский дом, школа, сад, то я, конечно, стараюсь ехать. Это ведь возможность помочь – а вдруг кто-то из 50 человек, присутствующих на мероприятии, бросит на следующий день сигарету и начнет пресс качать?

– Татьяна, а ты разделяешь мнение Алексея?

– Да, конечно, разделяю, но просто иногда шучу, когда детей не видим, говорю: давай хоть перерыв сделаем. Бывает так, что звонят, говорят: ребят, ну надо… И мы отвечаем: ну надо так надо. И едем.

– Алексей, какие у тебя ближайшие планы, когда будет следующий бой?

– Мы, к сожалению, до сих пор разбираемся со здоровьем. Полгода назад мне сделали операцию на ноге. Два-три месяца было улучшение, я начал постепенно тренироваться. Но месяц назад вдруг начался резкий регресс, я стал хуже ходить, нога постоянно опухает. Обратились к врачу, и выяснилось, что, возможно, придется делать еще одну операцию. Так что ждем, что скажут врачи. Либо это можно как-то вылечить без операции, либо же ее придется делать.

Я уже давно заряжен на бой, супруга не даст соврать. Когда после операции началось улучшение, мы сразу стали трясти нашего менеджера: дайте нам бой. Я уже просил нескольких бойцов, с которыми хочу подраться. Мне предлагали менее известного, но я говорил: нет, дайте мне другого, из топ 10–15.

Очень надеюсь, что в этом году я подерусь. Я понимаю, что люди, которые преданны мне, дождутся моего боя, а кто-то начнет думать, что я придумываю отмазки. Пусть каждый остается при своем мнении. Я сейчас в неплохой форме, чувствую себя хорошо, поэтому надеюсь, что вскоре это произойдет. На самом деле я могу и с травмированной ногой драться. Я уже дважды выступал на UFC с больной ногой, об этом было известно только моей команде. Но сейчас я понимаю, что поднимаюсь, и не хочется с громким треском падать, да еще и по той причине, которую можно устранить. Раз рискнул, два рискнул, а третий раз может не повезти.

– Основной целью сейчас является UFC или кто-либо из российских промоушенов тоже представляет интерес?

– На данный момент только UFC. Слава богу, меня оценили, и сейчас я нахожусь в топ-15. Сами понимаете – это мировой рейтинг самых сильных бойцов-тяжеловесов мира. Других целей у меня нет, и если не UFC, то можно уже завязывать с карьерой. Тем более условия контракта с UFC не позволяют мне выступать в других промоушенах. Но даже если бы позволяли, выступать на уровне России и СНГ мне уже не хочется.

– То есть ты считаешь, что российские промоушены – проходные для бойцов?

– Они являются отличным стартом, трамплином для лучших промоушенов Америки. Дело даже не в стране – Америка или Россия, а в уровне промоушена. На данный момент в иерархии турниров самые известные и крупнейшие – UFC и Bellator, сколько бы кто ни спорил. А зачем заниматься, если ты не хочешь стать лучшим? Я хочу своих ребят выводить на лучшие промоушены. Если ты будешь драться только в России, то ты, возможно, будешь драться с бойцами не хуже, чем в UFC и Bellator, но до статуса чемпиона и бойца международного уровня не дотянешь.

Причем, если говорить об UFC, то они даже не на первом месте, а на порядок выше. Не могу сказать, что после UFC идет Bellator. Вот когда был Pride, то можно было сравнивать его с UFC, а сейчас конкурентов нет.

– Что думаешь о ситуации с Александром Шлеменко?

– Я считаю, что Саша огромный молодец, он много лет шел к своей цели и выходил на высокий уровень. И я хочу сказать, что никакими допингами этого не добьешься. Он действительно талантливый спортсмен и пахарь. А что касается произошедшего… Я не думаю, конечно, что его специально подставили, чтобы убрать из Bellator. Если бы хотели, то убирать надо было раньше. Не думаю также, что это происки врагов. Но ошибки могут быть. Могли ошибиться при взятии пробы. Возможно такое, что он просто не знал, какие препараты принимает. Я, например, вообще не знаю названий препаратов, которые я пью и ем. Мне супруга дает, и я принимаю. Дыма без огня не бывает, конечно, но я не думаю, что Саша знал, что у него что-то есть, возможно, это произошло случайно. Вы знаете, догадки – дело неблагодарное. Решать будет суд, а рассуждать о Саше не стану.

– Назови самые главные качества спортсмена, который хочет стать чемпионом.

– Трудолюбие и умение не отступать от своей цели. Часто бывает, что ты работаешь, работаешь, работаешь месяцами, даже годами и тебе уже кажется что все, не можешь больше, не видишь прогресса. И в таких случаях останавливаться нельзя.

– Бывали в твоей карьере случаи, когда человек не с самыми лучшими физическими показателями и без особого таланта становился чемпионом фактически на морально-волевых?

– Да, таких очень много. Трудяги часто побеждают. Но на самом деле выигрывает всегда голова. Нужно думать. Если ты из раза в раз не пытаешься анализировать, почему бой прошел определенным образом, почему исход боя именно такой, ты не будешь расти и выигрывать в дальнейшем. Надо меняться, исправляться, работать над собой. И нужно слушать тренера, конечно же. Также я считаю, что нужен человек, который будет вести и мотивировать. У кого-то это тренер, у кого-то папа. У меня вот жена.

– Татьяна мотивирует тебя?

– Мотивирует… Она меня заставляет. Тут хочешь не хочешь, а приходится. Мы с Таней договорились, что есть определенная сфера, где она мне говорит, а я беспрекословно выполняю. Хочу я есть, не хочу – нужно и все тут.

– Это не мешает семейным отношениям?

– Иногда мне хочется сказать что-то вроде: не могу больше, не хочу я это есть. Тогда она отвечает: хорошо, съешь через полчаса». Вот это единственная поблажка. (Смеется.)

– Есть ли у тебя бой мечты?

– Да, я хочу драться за пояс UFC. Раньше мечтал о бое с Крокопом – эта мечта сбылась. Я, кстати, иногда до сих пор не верю, что я с ним дрался. Он один из самых серьезных бойцов, с кем я когда-либо работал, а этот список очень внушителен. У меня больше ста боев, из них шестьдесят по ММА, я могу сравнивать. Так вот – Мирко один из самых сильных в моей карьере.

– Что самое главное в жизни для мужчины?

– Самое главное – быть честным с самим собой, держать слово и не отступать от своего пути. Если дал себе обещание, значит, надо выполнять, а не искать себе оправдания.

Источник: allfight.ru


Просмотров: 6