Интервью с основателем спортивного клуба «Ратибор» Андреем Вычигиным.


Друзья, представляем вашему вниманию интервью с основателем спортивного клуба «Ратибор» Андреем Вычигиным.

– Андрей Вычигин до «Ратибора», что это был за человек?

– Я учился на педагога, работал. В это же время тренировался. Какой-то специальной секции не было, просто для себя занимались, смешанными единоборствами, ударной техникой. Все это было без спортивного продвижения, без спортивной карьеры. Тренироваться приходилось в разных местах, и в залах, и на улицах. Когда я действительно влюбился в спорт, тогда решил еще и ребят тренировать.

– Ты сразу решил, что это будет секция именно смешанных единоборств?

– Изначально это была секция по самообороне. Мы учили противостоять хулиганам в подворотне. Никакого общего плана развития не было, просто жизнь нас так вынесла, и мы стали заниматься смешанными единоборствами.

– С какими сложностями пришлось столкнуться?

– Сложности были всегда. Единственное с чем не было проблем, так это с желающими заниматься. В нашем деле большое значение играет материальная база и место для занятий. Чем они лучше, тем больше успехи. Начинали мы заниматься в комнате 40 квадратов с бетонным полом. Потом полулегально снимали спортивный зал, и только через несколько лет у нас появилось татами. Бывали и пробелы даже, по полгода ничего не делали.

– Наверняка самым тяжелым остается финансовый вопрос.

– Да. Бесплатные занятие мы себе позволить не можем до сих пор, у нас нет никакого финансирования. Весь спорт у нас выживает чисто на энтузиазме. Даже те деньги, которые выделяются на какую-либо федерацию, их хватает на два-три месяца. Сейчас рукопашный и армейский бой сняли с дотаций, перевели на грантовые системы. Государство считает, что спорт должен кормить сам себя. А это не самое хорошее решение. Но взять те же северокавказские республики, там с этим все отлично, приходите и занимайтесь бесплатно. Они воспитывают в детях культ сильного человека. А у нас, наоборот, культ расхлябанности и разгильдяйства. Чем ты более отмороженный, чем ты больше похож на своих героев из Камеди клаб, тем оно и лучше. А культ война, сильного русского человека считается чем-то ужасным и не толерантным. Один старый тренер мне сказал: «Мне пофиг на достижения, главное чтоб выросли мужики». И всегда я в своей деятельности в первую очередь старался сделать из мальчиков мужиков. А спортивные достижения они как-то сами приходят.

– Расскажи, как к вам, новичкам в этом деле, относились коллеги по цеху?

– Поначалу, в спортивной среде города турниры, которые мы устраивали, называли первенством водокачки. Считали что мы балбесы, которые не умеют ни бить, ни бороться. Но где-то 3-4 года назад получилось так, что мы проводили в Перми соревнования White Rex, и нам нужен был ринг. Мы обратились в федерацию кикбоксинга, они нам его предоставили, пришли на турнир, посмотрели. И после этого нам пришло приглашение от Дмитрия Герасимова, принять участие в «Битве Гладиаторов». А там уже все серьезно, выступают профессиональные спортсмены, денежные призы, 3 тысячи зрителей. Конечно, все к нам отнеслись пренебрежительно, думали, что мы будем в роли мальчиков для битья. Но лучше людей переоценивать, чем недооценивать. В итоге несколько наших оппонентов были отправлены в нокаут, и мы стали победителями турнира. Так мы и начали общаться с пермским спортом.

- Что, по-твоему, приводит людей в «Ратибор»?

– У людей разная мотивация заниматься этим. Пришла одна женщина, которая попросила меня взять ее сына. Это был избалованный юноша, который боялся всего. Я ей сразу сказал: «Ты знаешь, что мы у себя с ним будем делать?». А она отвечает: «Лучше уж у вас, чем пи***ас». Я сам начал заниматься спортом с 20 лет. Я никуда не ходил в детстве, потому, что спортом заниматься мне было противопоказано, у меня была куча каких-то болезней. То есть справку для секции мне бы не дали. Поэтому сейчас с разрешения родителей берем вот таких ребят, которые хотят заниматься, но у них нет физических возможностей. Но если правильно подбирать тренировки, то такие люди даже добиваются результатов. Например, у нас есть боец без одной почки. Есть парень, у которого сердце как-то не так расположено. Конечно, спортсмена из него не получится, и на соревнования мы его не допускаем. Но надо же уметь хотя бы девушку свою защитить, за себя постоять. Где ему этому учиться?

– Отношения внутри коллектива дружественные?

– Наш коллектив очень долго складывался, поэтому сейчас мы как большая семья. Например, в нашей деятельности принимают участие жены бойцов и тренеров, потому что они видят, как это положительно складывается на их семье: люди перестают пить, курить, становятся доброжелательнее относиться друг к другу и еще много чего полезного.

– И девушек у вас тоже тренируют?

– Да, занимаются и девушки. Их я начал тренировать только после женитьбы (смеется). Сложно было сосредоточиться. Им еще помимо тренировок нравится общение с настоящими мужчинами. Потому что большинство современных молодых людей, в том числе и я, получали женское воспитание. Но, вообще, у нас мононациональный состав. Берем только русских ребят. Не потому, что нам кто-то не нравится. Просто мы стараемся тянуть своих. Потому что в нашем народе огромные проблемы, мы многое утратили, я не буду сейчас подробно на этом останавливаться, тогда получится длинный монолог. Пока в нашем народе проблемы – мы будем их решать. Мы их решаем через спорт, совершенствование, товарищеские отношения.

– Как планируете развивать свою деятельность?

– В дальнейшем я вижу клуб как многопрофильную спортивную организацию, которая может готовить профессиональных спортсменов, но и где люди могут, например, просто заниматься фитнесом. Но все зависит от финансирования. Сейчас зачастую ребятам приходиться заниматься в спартанских условиях. Мы не профессиональные спортсмены, но это не мешает добиваться серьезных результатов. Потому что бойцов, которые готовы драться, в Перми всего человек 30. Мы уже вырастили таких успешных ребят, как Денис Жаворонков, Вячеслав Полыгалов, Иван Попов, и на этом останавливаться не собираемся.

#интервью

Просмотров: 27